Начало статьи в публикации «Что случилось в тюрьме Шпандау? Часть 1».

 

Подделка предсмертной записки Рудольфа Гесса

 

После того, как в британском военном госпитале в Западном Берлине собрались все четыре союзных врача, наблюдавшие Гесса в тюрьме Шпандау, начальник госпиталя полковник Хамер-Филип достал из карманов покойного все, что в них было. Полковник собирался сделать рентгеновское исследование тела Гесса не снимая одежды, а посторонние предметы могли исказить информацию на снимках.

Среди предметов, извлеченных из карманов Гесса, было и письмо, написанное синими чернилами на одном листе обычной белой бумаги. Все вещи были запакованы в конверт и врачи оставили свои автографы на этом конверте. После этого тело Гесса усадили в кресло-каталку и не снимая одежду сделали рентгеновские фотоснимки. Затем труп поместили в холодильную камеру.

Показания начальника британского госпиталя полковника Хамер-Филипа.

15. Показания полковника Хамер-Филипа.

Последним в перечне предметов, изъятых полковником из карманов Гесса, значится «письмо, написанное по-немецки и состоящее из одной страницы написанного синими чернилами на обычной белой бумаге». Из уголовного дела о смерти Рудольфа Гесса, архив правительства Великобритании.

 

Когда в госпиталь приехал американский директор МТШ господин Кин, полковник Хамер-Филип вручил конверт с вещами Гесса ему, как председательствующему директору тюрьмы в августе месяце. При этом присутствовал британский директор тюрьмы господин Ле Тиссьер. Вскрыли два директора конверт самостоятельно или дождались всех директоров, сегодня остается только гадать. Однако в 19 часов 55 минут прямо в госпитале началось заседание всех четырех директоров, на котором, в частности рассматривалось и содержимое конверта. В протоколе этого заседания записали, что в конверте, вместе с другими вещами, находилось одно письмо. И все, без подробностей.

Однако и американский, и британский директора сразу поняли, какую угрозу несет предсмертная записка Гесса. Обвинения в ненадлежащем обращении надзирателя с заключенным и бездействии директоров по факту жалоб заключенного могли дорого стоить самим директорам. Особенно это касалось американского директора, так как обвинения были, в основном, в его адрес и самоубийство произошло во время дежурства его подчиненного. При внутреннем служебном расследовании действия американского директора, а особенно надзирателя Джордана, классифицируются минимум, как халатность.

Но это было не главное. Записка ясно показывала, что проводимая много лет западными странами политика в отношении тюрьмы Шпандау, направленная на заигрывание перед заключенным путем попыток смягчения режима содержания, полностью провалилась. Рудольф Гесс не встал на их сторону. Но эта политика велась исключительно в противовес действиям советской стороны. Получается, что Советский Союз выиграл у Запада не какой-то один «холодный бой», а целую битву вокруг тюрьмы Шпандау в мировой «холодной войне».

Скачать на ЛитРес

Андрей Плотников

Тайна смерти Рудольфа Гесса: Дневник надзирателя Шпандау

Тайна смерти Рудольфа Гесса: Дневник надзирателя Шпандау

Как об этом будут докладывать президенту США и премьер-министру Великобритании? Какие последствия будут для самих директоров, для военной администрации Западного Берлина, для сотрудников и руководителей Государственного департамента США и Форин Офиса Великобритании, для всех тех, кто формировал эту политику? Такую предсмертную записку нельзя было демонстрировать посторонним, требовалась ее подмена.

На счастье, в сейфе американского директора МТШ сохранилась старая записка Гесса, написанная им в конце 1969 года. У него тогда произошло прободение язвы, осложнившееся разлитым перитонитом, и он впервые попал в британский военный госпиталь в Западном Берлине. В ночь на 29 ноября у Гесса возникло чувство, что он умрет. Он потребовал пригласить к нему доктора Зайдля и немецкого нотариуса, чтобы засвидетельствовать подлинность заявления, которое намеревался подписать. Еще он попросил известить своего сына.

Конечно, никакого адвоката и нотариуса к Гессу не пригласили. В ту ночь он так и не умер, но предсмертную записку подготовил. Так как в записке Гесс коснулся запретной темы — Нюрнбергского процесса, то тюремное начальство оставило ее у себя, вместо того чтобы отправить семье. Почти через двадцать лет эта предсмертная записка вновь появилась на свет.

Сразу после констатации смерти «заключенного №7», в его камере был произведен обыск и изъяты все записи и письма. В том числе и письмо от невестки, датированное 20 июля 1987 года. Лучшей основы для доказательства, что предсмертная записка написана недавно, трудно и придумать. Правда, письмо было на двух страницах, а не на одной, к тому же отпечатано на пишущей машинке, но это уже были мелкие детали. Осталось перенести старую предсмертную записку на обратную сторону письма невестки.

Скачать на ЛитРес

Бернард Хаттон

Секретная миссия Рудольфа Гесса

Секретная миссия Рудольфа Гесса. Закулисные игры мировых держав.
1941-1945

Черно-белые копировальные аппараты в 1987 году были довольно широко распространены в различных западных учреждениях. Однако руководство «серьезных» организаций использовало уже и цветные чернильные копиры. Большинство людей того времени не было знакомо с цветными копиями, но командование британского и американского гарнизонов в Западном Берлине такую технику имели. Старую записку Гесса скопировали синими чернилами на оборот первой страницы печатного письма от невестки. При этом, естественно, не стали переносить дату.

Подделку предсмертной записки провели в течение ночи и на следующем заседании директоров, начавшемся 18 августа в 12.30 в тюрьме Шпандау, речь шла уже конкретно об оставленной перед самоубийством записке, написанной на обороте письма невестки. На заседании директора обсуждали сообщение для прессы по поводу смерти «заключенного №7». Предполагалось заявить, что предсмертная записка была найдена в карманах заключенного после смерти.

Однако такая формулировка не устроила исполняющего обязанности советского директора МТШ А.Колодникова. Он взял время для консультаций с руководством и повторное в тот день внеочередное заседание директоров началось в 18.55. На этом заседании было принято общее решение исключить из пресс-релиза слова: «Записка была найдена в его кармане». То есть все директора признали, что предъявляемая миру записка не была найдена в карманах Гесса.

Протокол заседания директоров МТШ.

16. Протокол заседания директоров МТШ.

Из британского архива Межсоюзной тюрьмы Шпандау.

 

Несмотря на то, что в официальном заявлении, подписанном всеми директорами тюрьмы Шпандау, слова о месте обнаружения записки отсутствовали, западные директора в своих персональных интервью различным средствам массовой информации говорили именно о кармане заключенного, из которого якобы была извлечена записка. Следователи британской военной полиции в протоколе расследования также записали не официальную формулировку от всех директоров тюрьмы по поводу обнаружения предсмертной записки, а лишь слова британского директора.

И конечно, следователи закрыли глаза на то, что двухстраничное машинописное письмо уже совсем не похоже на один лист обычной белой бумаги с рукописной записью, который вкладывал в конверт начальник британского военного госпиталя полковник Хамер-Филип.

Показания британского почерковеда

17. Показания британского почерковеда с описанием двухстраничного печатного письма.

Из уголовного дела о смерти Рудольфа Гесса, архив правительства Великобритании.

 

По идее такую подделку записки должны были легко различить. Но британские следователи только посмотрели на письмо, и оно осталось у директоров МТШ. Для использования в ходе расследования полицейским дали копию письма. Лондонский специалист-почерковед проводил исследование записки и определил, что она написана почерком Гесса, а цвет чернил приблизительно совпадает с цветом одного из представленных для исследования фломастеров. Никаких других однозначных выводов он не сделал.

Специалист не стал исследовать наличие на поверхности бумаги давленного следа, оставляемого авторучкой или фломастером при написании. У него не было с собой соответствующего оборудования, и он честно заявил об этом в своих показаниях. Ну а то, что специалисту для исследования выдали не пять, найденных в карманах заключенного, а шесть авторучек и фломастеров, говорит только о том, что кто-то пытался подобрать фломастер с синими чернилами примерно похожими на чернила в копировальном аппарате.

Семье Гесса со временем также была передана копия письма, а оригинал остался у директоров МТШ и был уничтожен вместе с оригиналами всех документов тюрьмы осенью 1987 года. Таким образом, подделка «предсмертной записки» Рудольфа Гесса не представляла больших сложностей в то время и при той организации дознания.

Титульный лист первого доклада британской военной полиции

18. Титульный лист первого доклада британской военной полиции от 25 августа 1987 г.

Из уголовного дела о смерти Рудольфа Гесса, архив правительства Великобритании.

 

Пункт 9 первого доклада полиции

19. Пункт 9 первого доклада полиции, описывающий предсмертную записку, как одностраничное письмо, написанное от руки. Из уголовного дела о смерти Рудольфа Гесса, архив правительства Великобритании.

 

И хотя нестыковка была на лицо, британским следователям пришлось в дальнейшем «взять под козырек» под давлением сверху. Во втором докладе военной полиции от 11 сентября 1987 года записка Гесса выглядит уже так, как и требовалось. Правда, чтобы не запятнать честь мундира следователи теперь описывают в своем докладе не факты, а слова британского директора МТШ господина Ле Тиссьера.

Второй доклад полиции от 11 сентября 1987 г.

20. Второй доклад полиции от 11 сентября 1987 г. с указанием уже двухстраничного печатного письма.

Из уголовного дела о смерти Рудольфа Гесса, архив правительства Великобритании.

 

Как видно из второго доклада полиции, британский почерковед кроме письма исследовал также шесть авторучек, извлеченных из карманов Гесса. Однако, в показаниях начальника британского госпиталя (рис. 15) говорится только о пяти авторучках, найденных у заключенного №7. Откуда взялась шестая авторучка следователи умалчивают.

Интересно и то, что на протоколе экспертизы предсмертной записки нет ни одной пометки следователей, в отличии от всех других документов дела. То есть документ в уголовном деле есть, но кто из следователей его получил, как он вообще оказался в деле – никаких следов.

Таким образом видно, что в материалах расследования британской военной полиции много нестыковок. О подделке предсмертной записки Рудольфа Гесса и несоответствиях в полицейских докладах автор статьи рассказывает уже много лет, основываясь на рассекреченных архивных документах западных стран.

Однако, как оказалось, не меньше тайн можно найти в русскоязычном архиве Межсоюзной тюрьмы Шпандау. Так, например, в переводе показаний полковника Хамер-Филипа на русский язык слова о найденной в карманах Гесса записке отсутствуют совсем. И ведь именно этот документ докладывался в штаб Группы Советских войск в Германии и в МИД СССР. То есть советское руководство имело, мягко скажем, неполную картину произошедшего. Почему такое случилось? Это тема отдельного большого разговора-исследования.

Перевод на русский язык показаний полковника Хамер-Филипа

21. Перевод на русский язык показаний полковника Хамер-Филипа.

Слова о найденной записке выкинуты из перевода совсем. Из советского архива Межсоюзной тюрьмы Шпандау.

 

Так в чем же просчитался Рудольф Гесс пятый раз в жизни пытаясь имитировать самоубийство? Он никак не мог предусмотреть, что к садовому домику вместо надзирателя Джордана подойдет простой американский солдат. Его шаги Гесс принял за шаги Джордана и слишком рано затянул провод на шее. А Джордан пришел намного позже. В результате, в бессознательном состоянии Гесс находился значительно больше времени, чем позволяли его здоровье и возраст. Итог — асфиксия и остановка сердца.

Рудольф Гесс просчитался и в том, что его записка дойдет до средств массовой информации, а значит до широкой общественности. Записка писалась в расчете на то, что он останется жить. В этом случае содержание записки никто подменить не смог бы. А так она исчезла бесследно навсегда. Что же все-таки на самом деле было написано в предсмертной записке Рудольфа Гесса дословно? Это остаётся последней тайной Шпандау.

Автор: Андрей Плотников

 

P.S. Все вопросы автору можно задать в комментариях внизу статьи или в личном письме на странице «Написать письмо автору». Более подробно о расследовании смерти «заключенного №7» можно прочитать в книге «Тайна смерти Рудольфа Гесса. Дневник надзирателя Межсоюзной тюрьмы Шпандау».




Один комментарий к “Что случилось в тюрьме Шпандау? Часть 3”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *